главная страница

Начало…

Наше знакомство с трио «Фиеста» состоялось весной 1990 года, на одном из многочисленных тогда фестивалей авторской песни г. Минска. Представлялись друг другу полушепотом, - шел первый отборочный тур фестиваля: очередной претендент на участие в финале конкурса демонстрировал свои возможности «маститому» жюри (Михаил Володин, Марк Мерман, Елена Казанцева, Дмитрий Строцев), - а мы, уже «отстрелявшись» (и каждый был твердо уверен в собственном «провале»), спешили сбросить переизбыток эмоций, обмениваясь хвалебными репликами в адрес друг друга.
Чуть позже (в перерыве, по завершению первого тура конкурса) отыскав относительно уединенный уголок в одном из многочисленных коридоров Минского дворца профсоюзов, обменялись адресами и обоюдными сожалениями о том, что «не прошли» во второй тур и - разговорились. Как оказалось, сожаления наши были весьма опрометчивы: не только «прошли во второй», но и в финал вышли. Но это потом, а тогда:
- Аня, мы уже давно в этом составе в молодечненском КАП поём, - сказала Наташа Павлющик, - вот только репертуара у нас своего нет: классиков все поют, и всё одно и то же, надоело уже. А у современных авторов качественных текстов днем с огнем не найдёшь. А интересных гармоний и того меньше. Можно мы твои песни попробуем петь?
- Ну, такие уж у меня и качественные! - фыркнула я, - вот, в жюри дальше первого куплета и слушать не стали, значит, не понравилось…
Это уже потом, лет пять спустя, после неоднократного участия во всевозможных фестивалях АП в качестве жюри и организаторов, мы на собственном опыте убедились в обратном. Чем больше какой-либо молодой автор «показался» членам жюри, тем меньше его слушают на отборах. (А зачем кота за хвост тянуть, когда и так всё понятно? - уровень и возможности авторов и профессионализм исполнителей, как правило, можно определить по первым же строкам, аккордам, музыкальным фразам). Это «спорного» автора, - выискивая среди текстового шлака стоящие внимания строки, (боясь ошибиться, обидеть, не заметить), - «вытягивают» всеми возможными способами: «спойте еще что-нибудь», «прочтите что-нибудь без гитары», «есть ли у Вас песни какой-либо другой тематики» и т.д… Но ни о чем подобном в тот период времени мы еще и не подозревали, поэтому были жутко огорчены «невниманием» жюри к нашему творчеству.
Здесь надо сказать, что в тот период (как, впрочем, и до сих пор) меня вовсе не волновали проблемы «популяризации» собственных опусов и «степени гениальности» окружающих бардов, - на том (втором в своей жизни) конкурсе АП я оказалась весьма неожиданно для себя…

Лирическое отступление:
…Где-то на последних месяцах второй беременности, гуляя с годовалым сыном, зашла «за компанию» с одной из школьных подруг в здание дворца БелСовПрофа по какой-то её надобности. Увидев в вестибюле объявление о предварительном отборе авторов на участие в конкурсе, который «происходит прямо сейчас», подруга, (памятуя о том, что в школе я с гитарой практически не расставалась), буквально за руку затащила меня на прослушивание. На данную «авантюру» я согласилась лишь вняв самому «убойному» из ее аргументов, который гласил: «чем маяться в взаперти в ожидании постоянно разъезжающего по «баням» и «дачам» мужа, лучше уж «развеяться» и набраться положительных эмоций, которые, несомненно, будущему малышу полезнее, чем твоё добровольное затворничество»!..
(конец лирического отступления)

…поэтому-то предложение «Фиесты» не вызвало у меня каких-то особенных эмоций: на старенький, весь в изоленте, диктофончик, напела девчонкам несколько песен и, по окончанию фестиваля, благополучно забыла об этом происшествии… не тут-то было!!! - спустя всего несколько дней, длинный междугородний телефонный звонок оторвал меня от приготовления манной каши:
- Аня, привет, это Наташа из Молодечно, клуб «Фиеста», если помнишь таких…
- Такое не забывается, привет…
- А мы здесь репетируем, только без тебя не очень получается: запись плохая, - текст не везде хорошо прослушивается. И об аккордах постоянно спорим, гармония у тебя иногда странная: вот во второй песне у тебя сначала Аm / Dm , а потом какой? Ты не могла бы…
- Могу! Только подожди пять минут, я кашу выключу и гитару возьму…
- Зачем гитару?...

Лирическое отступление:
…А гитара была «затем»: постановку пальчиков на струнах подсматривать: в своё время, я окончила семилетнюю ДМШ по классу фортепиано (честно отсидев за инструментом первый, второй, четвертый и седьмой класс, остальное - экстерном (первые два года жестоко мучила скрипку)). А на гитаре я училась играть, «для себя» и, как говорится, «на слух». Буквенные обозначения аккордов, хоть когда-то и зазубривались наичестнейшим образом, но к двадцати годам уже успели начисто выветриться из головы за ненадобностью. Но признаться в этом профессионалам, - студенткам молодечненского музыкального училища, - было стыдновато… да пришлось…
(конец лирического отступления)

…не ответив, я метнулась на кухню, из которой уже начинал доноситься запах слегка поджаренной манки. Вот с этого исторического момента, вероятно, и следует вести отсчет всем последующим «-летиям совместной творческой деятельности»…
Далее, где-то около полутора лет, наши с «Фиестой» репетиции так и «происходили», - по межгороду:
- Ань, у тебя «краской синею красит едва зародившийся день» или «в краску синюю…»?
- Краской! Иневой! Крашен! День этот самый, блин! Иневой краской крашен!...
- Какой-какой краской?
- Иневой! Есть розовая, как розы, сиреневая, как сирень, а у меня - иневая, как иней!
- А «над колыбелькой луна споёт»? Или «над колыбелью…»?
- Там у меня Ночь! КОТОРАЯ «над колыбелькой лунЫ-Ы споёт», КОТОРАЯ потом «на чердаках поколдует…»! Там перечисление, через запятую…
- А после Еm у тебя куда разрешение?
- Там сначала четвертая и пятая струна на втором ладу. А потом вторая струна на первом ладу, а третья-четвёртая на втором…
- Так это же Аm !
- Ну, тебе виднее…
Поэтому, кстати, в последствие и пришлось при записи официальных альбомов «перепевать» некоторые ранние песни по нескольку раз. (Чего стоил один только «Фургончик августа», в котором «Фиеста», вопреки рифме и ритмическому рисунку текста, при исполнении песни слишком увлеклась гармоническими и вокальными эффектами в строке «анонсом огненных сентябрьских новелл», сместив ударение)… Но «Про фургончик» существует отдельная история, которая произошла намного позже описываемых здесь событий…
 
PS
1. Весной девяностого года, на конкурсный отбор фестиваля во дворце профсоюзов, я пришла с песнями «Октябрь» (1985-87г, «Октябрь нежданным пожаловал гостем…») и «Поезд» (1986г,«Наша жизнь, как поезд скорый…»). Помимо этих песен, «на диктофон» для «Фиесты» тогда же были напеты: «Жил на свете человек», «Маленький Анютыч», «Календарь», «Я шагаю по кленовому ковру...», «Кораблик» ("В море синем, не глубоком - не солёная вода...") и еще какое-то количество песенного хлама, который впоследствии, по самым разнообразным причинам (и по обоюдному согласию) был исключен из официальной версии первого нашего с «Фиестой» совместного альбома.
2. По завершению конкурсной программы, организаторы, в качестве эксперимента, предложили всем участникам фестиваля частично решить вопрос «раздачи слонов» при помощи закрытого голосования: на своём листочке каждый мог отметить несколько наиболее понравившихся участников конкурса. Больше всего запомнились (что и написала): «Таня Лиховидова, Володя Варшанин, ансамбль молодечненского КАП «Фиеста», Сергей Козырев (гр.«Дети Лейтенанта Шмидта»)». К Варшанину, помнится, даже подошла после финального концерта: во время фестиваля у жюри периодически возникала некоторая неразбериха с нашими текстами (одна из конкурсных песен Владимира тоже называлась «Поезд») - и это был неплохой повод для того, чтобы сказать автору понравившейся песни несколько добрых слов. (И порассуждать о том, что, не смотря на кардинально противоположный подход к «железнодорожным мотивам бренного бытия», обе песни можно рассматривать как два, разделенных только временем, отрезка одного и того же пути - человеческой жизни…(ну, а кто из нас не грешил патетикой в двадцать-то лет?!))… Но Варшанин, похоже, не совсем понял, что от него хотят (ибо был несколько пьян: то ли от собственного лауреатства, то ли от "заздравных" дружеских подношений по этому случаю): расплывшись в доброжелательной улыбке, во всеуслышание записал меня в «милые школьницы» и в «юные поклонницы своего таланта», - на чем, собственно, разговор и завершился...

Лирическое отступление:
Как выяснилось много позже, - Володя, к сожалению, излишне любвеобилен и очень часто бывает пьян по поводу и без повода. И вообще, является "мастером субъективной подачи материала": любые поступки и ситуации оценивает лишь по внешнему признаку, собственные трактовки событий и характеристики "персонажей" считает единственно верными и не подлежащими обсуждению, - а при любой попытке указать ему на некоторые неточности его утверждений, сразу становится крайне обидчив и еще более неадекватен.
(конец лирического отступления)

...Наблюдая данную мизансцену, «Фиеста» звонко хихикала, отпуская едкие реплики по поводу «чадолюбивых школьниц». (И, правда: даже если допустить, что посредством балахонистого одеяния и большой гитары, мне так-таки удалось спрятать от жюри и "коллег" свою восьмимесячную беременность, то годовалого сына, который в течение всего фестиваля так и норовил оказаться в центре всеобщего внимания, не заметить было практически невозможно). К чему это? Да к тому, что только благодаря этому эпизоду с Варшаниным выяснилось, что разница в возрасте у нас с Наташей Павлющик всего тринадцать дней... а "светлый образ вечной девочки", похоже, именно тогда (как ни печально), с лёгкой руки Варшанина, и "приклеился" к моей скромной персоне на многие годы...
3. Через несколько недель после фестиваля, родилась моя Лелька-Елена…

продолжение следует...

главная страница