главная страница

 

***
Полдень.
Где-то плачет флейта...
Пляшут, в призрачном «потом», тени лета…
Бродят эльфы в фиолетовых пальто, -
изнывая от безделья, -
вдоль асфальтовых полей...
Строки знойного сонета,
эль со льдом,
снег с тополей
уходит
ввысь...

99, февраль, 9-е

 

***
Я, Город нахлобучив на глаза,
как фетровую шляпу, –
на рассвете
лечу, сквозь пробуждающийся ветер,
с небес бутоны фонарей срезать… 

Уходит ночь, забвение примерив,
туда, где фонари еще горят, -
калошей сорок пятого размера
хрустеть по зазеркалью ноября… 

И - ветер остается позади,
лишь украшают кратерами капель
поношенную фетровую шляпу
пушистые, уютные дожди… 

2003, ноябрь, 4-е (00.29)

 

*** ( Д. Е.)
...Древний демон сновидений
снегопадом околдован...
Допьяна хлебнув забвенья,
кану в омуте бездонном.
Я - огонь в твоих ладонях,
отражение вселенной -
дивным ливнем, диким стоном,
длинной цепью совпадений.
Лунный блик во мгле утонет...
Колдовское наважденье,
ты, - лишь тень в моих ладонях,
Древний Демон Сновидений...

99, март, 6-е. 04.16. ...ожидая рассвет...

 

Сон о Маргарите.

Не зови меня, не жди, -
дом пуст:
я задумала уйти, -
каюсь...
А в Москве идут дожди, -
август
видит сон о сентябре,
старясь...  

Превращая дивный сон
в небыль,
ночь звездами наследит
в небе, -
на дороге, что вела
к Дому,
упадет пятак луны
в омут...  

Я, наверное, хочу
верить,
что вернусь... и постучу
в двери...
Но в котомке за плечом, -
тайна:
неразменный пятачок
тает...  

Словно рукопись моих
странствий,
осень, - выгорев к зиме, -
гаснет...
Разжимаю кулачок:
"Мастер,
дайте мне на пятачок
счастья..." 

04 , июль, 30 -е.

 

Бессонница. Декаданс.

Я умирала не спеша:
я наслаждалась каждой фразой
январской ночи одноглазой.
Листвою памяти шурша,
запоминала тени сказок,
осколки горького сарказма
и замирающие фразы
на кончике карандаша.

Я не прощалась: много лет
прошло под знаменем прощаний.
Баул с ненужными вещами
и в обе стороны билет, -
лишь повод крикнуть: «Возвращайся!»
и, замок выстроив песчаный,
под вечер, с вечностью прощаясь,
свечу оставить на столе.

03, янв., 28-е (07.08)

 

*** (Д. Е.)
...я глаза не открою, -
ты губами коснешься ресниц...
В твоих ласковых дланях
стану капелькой лунного света...
Соскальзывая с плеча,
твои пальцы разбудят ветер, -
отражение эха вонзится в немую гортань,
теплым воском далекой свечи обжигая запястья...

...Сном о нежности станет память, -
до рассвета, -
пока не устанет
лепестком колдовского цветка, -
словно ссадинка под языком, -
трепетать раскаленная льдинка...

...Тень дыхания твоего, ощущая щекою, -
я глаза не открою...

99, январь, 16-е

 

Карнавальный визит.

Взмахом крыльев на бегу
перечеркнута страница:
две взъерошенные птицы
на снегу. На снегу...
Ждут кленовую пургу,
жгут сугроб тетрадных листьев
да клочки ноябрьских писем
стерегут. Стерегут...

Полдень. Все готово к балу.
В зеркалах пустого зала
пляшут стражи карнавала, -
синий лед, сизый дым.
Прирастают маски к лицам:
расписные колесницы
гастролируют в столицах
от беды до беды...

«Ты нелепа, я - светла.
Дай серебряник, быть может
мы с тобою так похожи:
пять монет - восемь слов.
Ты ведь тоже сберегла
на щеках следы перчаток,
как нелепый отпечаток
прежних снов, глупых снов»... -

Преждевременной метелью
кто-то отменил дуэли,
но бокал с октябрьским элем
прочь летит со стола, -
и в лицо незваной гостье
бросив горсть перчаток пестрых
к декабрю седеет осень
до бела. До бела...

...Балаган глухонемых:
снег не тает на ресницах,
маски пестрые на лицах, -
след сумы да тюрьмы.
Две минуты до зимы...
Перечеркнута страница...
А взъерошенные птицы, -
это мы. Это мы...

02 , апрель, 5-е, 9-е.

 

Он был здесь… (Менуэт)

Засыпает город. Падают за ворот капли с черепичных крыш…
Здесь был дом, в котором - кружевные шторы в окнах с видом на Париж.
На исходе мая, земляничным чаем пахнет долгожданный снег, -
чайник закипает… Ходики качают
тень на стене…

Дом был нарисован: синей акварелью, - много сотен лет назад…
Открываю дверь, и - хочется поверить в бесконечный снегопад,
где, возможно, мною выдуман напрасно призрак завтрашнего дня -
та, что чай заварит и в окно посмотрит -
после меня...

…Дом готовят к сносу, - зря незваной гостьей я осмелилась войти:
там ночует Осень, - женщина-подросток накануне тридцати.
Осень пьет «Мартини», бредит Сальвадором и, захлопнув клавесин,
ворохом кленовых пожелтевших писем
топит камин.

И уже не важно, что полнометражный Сон Вне Вечности Дождя
был однажды мною заново отстроен до последнего гвоздя:
в зеркале асфальта тонут светофоры там, где в рамке под стеклом
исчезает Город - целый мир, в котором
наш с тобой дом…

2000

 

Это мы… Мираж. (Д. Е.)

Это мы с тобой, - учились жить по солнечным часам,
это нам, - ветра служили, раздувая паруса...
Над заливом Джонатана чайка белая кружит, -
там, по кромке океана, бродят наши миражи... 

Это мы с тобой, - ныряем в волны пенные со скал,
это мы, - возводим замок из янтарного песка...
Как летающие рыбы, подражая мотылькам,
это мы с тобой, - могли бы превратиться в облака... 

Но, пока Бермудский Демон покровительствует нам,
взявшись за руки, уходим по бушующим волнам...
Вслед за нами, - уплывая на другой конец земли, -
навсегда в густом тумане исчезают корабли...  

99 , март, 10 -е.

 

***
Кофе, ночь, табачный смог,
рокот вновь рожденных строк, -
в нашем Городе ничей праздник
на исходе октября
мундштуком из янтаря
огоньки твоих свечей
дразнит… 

…пепел строф, мелодий тень, -
в семь ветров, за сто морей
опоздавшее «зачем» канет…
А бессонницы сирень,
догорая в октябре,
посереет и - ничьей
станет… 

2002, ноябрь, уже 2-е (03.21)
…вчера умер Саша Литусев…

 

День Города.
(из цикла «Точное время: год жизни – сезон бессмертия»)

Витебскому художнику Андрею Духовникову: картина « Любовь с золотыми глазами».

Я сегодня ухожу из обители…
Вслед, - меня перекрестив, - с гулким рокотом
сон рассыпался дождем. А над Витебском
пляшут тени по ветвям с диким хохотом.
Заштрихованные льдом окна памяти,
тонким росчерком пера - вдребезги! -
брызги синего стекла из-под ног босых, -
девять капель праздника на язык…
Просочится вдруг весна из пустых глазниц
и куплю - всего за грош! - осень Города:
там смородиновый джинн спит в тени ресниц
и поет свои стихи мне, юродивой…
Шепчет ветер: «Обернись белым вороном…» -
да у нечисти пророк не в чести:
бестелесный местный бес, видно в сговоре
с пошлым демоном моей непорочности, -
прикрывает наготу белым саваном…
- Эй, живи! - а он визжит: - Не по рангу!.. -
Ну и черт с ним! В октябри! К звездной гавани! -
покровительствует мне Пьяный Ангел,
что грешил - не каялся. Изгнан был, -
отлежался, - и опять скачет по небу,
да израненным крылом тычет в библию…
Значит, - век его таскать на своем горбу,
значит, - снова волком выть в полнолуние,
бить бокалы, храмы жечь, славить пестрых крыс…
…Бродит оборотень-день по моей Двине…
Год Свиньи. Сезон смертей.
Апокалипсис…

98, июль

 

Плач Магдалины-Богородицы.

Мечта глядит провалами глазниц
из зазеркалья:
к рассвету души убиенных птиц
кричать устали.
Кусочки льда в тени родных ресниц -
уже не больно:
«Восьмая книга огненных страниц:
четыре сольдо…» 

Звон тридцати серебряных монет?
Клинковой стали?
И – ни меня, ни Сына больше нет:
его распяли,
я – превращаюсь в стаю мертвых птиц.
Сгорают свечи…
Восьмая книга огненных страниц:
суть – бесконечность…

2003, январь, 17-е
…рассвет… желтая орхидея...

 

***
Монополия восприятия
обрекает на одиночество.
Устоявшиеся понятия
на распутье в безверье корчатся, -
двуязычие – как проклятие:
дуракам – ордена и почести,
исцеляющему – распятие,
прочим инокам – рифмоплетчество
да цензура при-стольной братии:
коль безумцем прослыть не хочется, -
чарку браги да грош на паперти
не ко времени не пророчествуй.
Во спасение нам – распятие
монополии одиночества:
двуязычие восприятия
и безумие, - как пророчество…

2003, июль, 16-е (02.09)

 

 

 

Личная переписка...

"…Welcome to the show
You're all witnesses, you see
A privileged invitation
To the last stets of me…"

...
...Разведем беду руками.
Обожжемся...

...
...Если я еще не кончен - я не начат;
Если я не стану верить - не обманет…

(11.03.00 в 2.36. Автор настаивает на неизвестности)

***
“…The great Final is find me here…”

…Распластала Осень огненные крылья –
“Разведем беду руками. Обожжемся…”
Исхлестала не былинной болью – былью:
от дождя дождя не ищут, – разминемся…

По щеке скользнет снежинка – не растает…
Но застынет март в нелепом ожиданьи:
“Если я не стану верить – не узнаю,
а смогу поверить… значит, - не обманет.”

2000, март, 11-е

 

 

Эскизы снов на клочках времени.  

1.
Четыре века у зимы,
четыре голоса у скрипки,
миг-вечность до твоей улыбки...
И сотни верст от «я» до «мы»…
январь  

2.
Сны о тебе:
в эскизах этих снов
любовь –
едва намечена штрихами
цветных карандашей.
Чужая память –
пастелью ученических мелков
и,
акварели сочными мазками, -
лик идола не прозвучавших слов:
дождем рисую слезы, кровью – кровь,
фон соткан из мелодий со стихами,
где недосказанность меж нами –
сны о тебе…
февраль, (20.08)  

3.
Зеленый дол, зеленый дом, златая даль...
Над заводью расколотых зеркал
хрустальный звон...

Чей ветхий челн
плывет по воле волн
в ладони идола? -
печаль моя и боль.
- Скажи, зачем,
прильну губами, преклонив колена,
к твоей Вселенной?!
- Изволь…

…Зеленый дол, зеленый дом, златые дали,
ладони идола: ни боли, ни печали, -
плыву по воле волн...
Над заводью расколотых зеркал
венчальный звон...
март, 17–е  

4.
Издали, - вдоль поезда, продлевая даль, -
из юдоли идола, мчались провода.
И гадали иволги, на ветвях галдя:
«Что за люди-идолы из окон глядят?
Где их путь окончится? Близко ль, - далеко ль,
здешняя - не здешняя, - спит в ладонях боль?»
Дальняя беда моя мчится под откос,
в такт ей отзывается перестук колес.
Пойманною иволгой бьется в кулачке
тайная печаль моя…
апрель, день перелетного воробья…  

5.
...прикасаешься губами
к непричесанной макушке,
нежность прячешь за словами
фраз нелепых и ненужных, -
уголками глаз смеется
зайчик солнечный в ладошке:
ты пришел - проснулось солнце
и стучит лучом в окошко…
май, 25-е  

6.
Какая-то неприкаянность
в забвении вдохновения:
казалось бы, - недосказанность
не ранит…
июнь, 8-е …ночь…  

7.
Двуедины боль и нега
в страстном шепоте прибоя:
мы с тобою – быль и небыль,
огнь со снегом в бездне неба
над индиговой водою...
Мы с тобою…
лето, июль…  

8.
На плечи Города легла зола
несовпадений, -
декабрь дождем отмоет добела
град наваждений:
замри на миг у мокрого стекла
безмолвной тенью, -
хотя бы потому, что я - была...
Твоей метелью…
август, 27-е …вечер…  

9.
Моя нелепая страна:
мир, искаженный зеркалами,
бокалом терпкого вина,
сухими дланями…
Непонимания стена,
твои случайные романы… -
моя столетняя война
на выживание…
сентябрь, 16-е (9.59)  

10.
Купи мне капельку дождя,
седого облака кусочек...
Пусть фонари ноябрьской ночью
звездами в небе наследят
указывая путь домой, -
к тебе, придуманное счастье…
Ты одарил меня ненастьем…
октябрь, 21-е (05.50)  

11.
Суетные, бестолковые,
окунаются века
в белоснежное безмолвие
телефонного гудка…
ноябрь, 28-е, (11.23)  

12.
…голый берег, белый Город
синерекий. Златоустый
день зимы. Мертворожденный
от того немного грустный.
Честь по чести вышел в люди,
от добра добра не ищет…
Был бы день - была бы пища,
а на "нет", - суда не будет…
ноябрь, 28-е (13.00)  

13.
«Уходя – не возвращайся: кану в Лету…»:
замерев на грани счастья, жду рассвета…
«Позабыто - не воскреснет с листопадом…»:
замерев у края бездны, жду расплаты…
декабрь, 6-е  

14.
Окончен пир, - хохочет сатана,
хранят обет безмолвия иконы:
бельмо луны – прекрасный лик Мадонны,
распятой на подрамнике окна.
Бокал хмельного терпкого вина
глаза зеркал рассветом слез наполнит:
малиновые блики на ладонях,
хрустальным эхом призрачного сна,
вонзились в неподвижные зрачки… -
В пожаре стеаринового солнца
сгорают горькой памяти клочки
с эскизами моих былых эмоций…
январь, 11-е, (15.37)  

1998-2003

 

***
От зимы до зимы – то война, то беда.
От беды до беды – то огонь, то вода.
От войны до войны – золотая звезда
канет в омут луны, не оставив следа.

От меня до меня - тридцать весен пути,
тридцать верст до небес от смертей до крестин,
до святого огня, - где твое «никогда»
канет в омут меня, не оставив следа… 

01, декабрь, 14-е …вечер… снег…

 

*** (Д. Е.)
Я всю жизнь тебя ждала…
Триста весен – срок немалый:
триста песен я узнала,
трем планетам жизнь дала… 

Я всю жизнь училась жить:
я брела по бездорожью
отрицая невозможность
осязания души. 

Я сто лет училась ждать:
снов, дождей, небесной манны, -
принимая грош в кармане
как Господню благодать. 

Я сто лет училась петь…
а когда зима настала,
я и жить и ждать устала, -
пела, призывая смерть… 

Бесконечная метель
теплым сном легла на плечи:
для Тебя я стала вечной,
для Тебя стелю постель… 

В топке неба звезд зола, -
в бесконечности над ними
лишь семь слов: родной, любимый,
я всю жизнь тебя ждала… 

2003, осень

 

*** (Д. Е.)
Я для тебя не стану петь холодный дождь,
глухую ночь и долгую дорогу:
зачем мне эти песни? Если Ты уйдешь
они не защитят и не помогут. 

Отвага, Честь и Верность побеждают страх,
а Истина – за искренность награда.
Но свет бессмертных истин превратится в прах
в том мире, где Тебя не будет рядом. 

Страницы дней ненужных вьюги теребят, -
пусть их останки пожирает плямя:
бессмертие нелепо в мире без Тебя,
как приговор "пожизненная память". 

Коль выйдет срок, без жалости окно закрой
в мой мир святой безбрежно-белоснежный,
ведь там, где без тебя придется стать иной
нет ничего безжалостней надежды. 

Но здесь, где мы вдвоем, - о прошлом не скорбя,
я ощущаю каждое мгновение
как бесконечность снегопада...
Для Тебя -
Отвага, Верность, Жизнь и Вдохновение. 

Под знаком снегопада, - только для тебя -
Бессмертие мое и Вдохновение… 

2003, октябрь, 24-е (08.07–16.24)
...третий день первого снега...

 

***
Мы не станем раскачивать лодку, которой нет:
мы чуть-чуть посидим на пустынном песчаном пляже,
а потом наш крылатый кораблик уйдет в рассвет
и горластые чайки о будущем нам расскажут.

- Ваш кораблик утонет в безбрежной пучине бед! -
горожане с причала кричат и руками машут...
Мы не будем раскачивать лодку, которой нет:
мы, быть может, - потом, - о бессмертие им расскажем.

В уголках твоих глаз расцветут мириады солнц, -
к островам, где сбываются сны озорного лета,
мы сбежим по лазурно-индиговым спинам волн
от безвыходно-горьких законов чужой планеты.

Мы решили, - а значит, на множество долгих лет,
нам уже помешать не сумеет никто на свете!
Мы на поезд московский купили один билет, -
нам друзья на перроне желали попутных ветров...

Очень скоро крылатый кораблик уйдет в рассвет, -
мы, ладошка в ладошке, друг друга возьмем в дорогу
и не будем раскачивать лодку, которой нет:
мы пока подождем. Ждать осталось совсем немного…

03, март, 5-е (23.11)