Ребятам из Могилевского КСП "Новый Город"
Фургончик августа
Что такое трава?
Маленький Анютыч
Гололед
Про верблюда
Междулетье
Просто дождь, просто ветер...
Танцевщица

О маленькой хозяйке
Снежная


главная страница


 

ФУРГОНЧИК АВГУСТА

(история одной из «визитных песенок» в двух частях)

вверх

ЧАСТЬ 1. Комментарии из прошлого: восемь лет спустя (1999, ежедневник).
В девяносто первом августе, - за четыре дня до того, как у меня случилась эта песенка, - Лельке-Елене исполнился год и три месяца…
Лирическое отступление:
«Старшный» Айка в тот период «прокусывал зывыми витаминами» последние летние дни на даче, поэтому, всю эту неделю я находилась в состоянии благодушно-расслабленного, почти отпускного одиночества: «золотой ребенок Леля» пребывала в состоянии не менее благостном, т.к. все, что ее душеньке было угодно, в отсутствие отца и старшего брата она получала в максимальном объеме (что тогда, что восемнадцать лет спустя, основополагающие «киты» ее хорошего настроения - это «кушать», «гулять» и «чтобы ее не трогали»)
(конец лирического отступления
)
Эпизод первый: «копытцем бьет в песок лошадка рыжая»
Утро 31го началось с «аврала» по поводу вечернего «воссоединения города с селом» (позвонила мама, сказала, что вечером привезет с дачи «старшного» Володьку): в спешном порядке «отдраивала» кухню и детскую комнату пока Лелька старательно зажав фломастер в кулачке, разрисовывала оранжевыми «каляками» входную дверь в прихожей. Попытавшись вникнуть в суть гордо продемонстрированного мне через полчаса произведения «современной наскальной импровизации», я выяснила, что это «ласака», которая «тпру» и «йиетит» («лошадка» и «не едет»).
Эпизод второй: «пахнет вишнями»
«Кушать» и «гулять», тем не менее, по случаю вечернего прибытия старшего брата, никто не отменял. Кормились рисовыми хлопьями и свежими вишнями в неограниченных количествах: с вечера в кухне стояло ведерко «на варенье».
Эпизод третий: «горят костры, льет дождь…»
Первая попытка «гулять» закончилась не начавшись, - дождем: кто-то из соседей «додумался» поливать дворовые клумбы при помощи садового шланга прямо из окна собственной квартиры. Местные «кумушки», наблюдавшие этот эпизод, как всегда, сразу же разделились на два непримиримых лагеря: в данном случае, это было «смотри куда льешь» и «смотри куда прешь». Одни, соответственно, сочувствовали нам с Лелькой, другие придерживались мнения, что мы с ней - враги народа со шлангами и ненавистницы декоративной растительности. «Бой местного назначения», как обычно, прошел без моего участия, хотя, по мнению одной стороны я была пострадавшей, а, по мнению другой - виновницей происшествия. Мое демонстративно-утрированное самоустранение от агрессивного обсуждения события, опять же, как всегда, объединило «кумушек» в один лагерь: «мы тут за нее распинаемся, а она от нас нос воротит»…
А костер с самого утра во дворе горел: клумбы ведь не просто так поливались, а «со смыслом»: какой-то внеочередной субботник, однако, проводился, - «инициатива двора». Пока я тщательно самоустранялась от «клумбово-шлангового» скандала и спасала свои длиннющие косы от окончательного промокания, Лелька в этот костер свою босоножку забросить успела. И вообще, она, в отличие от меня, жутко этому приключению радовалась: потом долго еще прыгала «дозики-дозики-кап!»…
Эпизод четвертый: «вот первый желтый лист запутался в траве…»
Вторая попытка «гулять» (после просыхания, переодевания и смены подгузника) оказалась весьма и весьма удачной: часа за четыре обошли водохранилище и, выбравшись за «бетонку» купили в поселке свежего молока.
Лелькины «стойта» сыпались одно за другим, - едва успевала отвечать: «стойта?» и - пальчиком в сторону заинтересовавшего предмета. «Стойта, стойта, стойта…» - и так всю дорогу: про троллейбус, про мостик, про бумажный кораблик… Поэтому на желтый листочек в траве я как-то не сразу отреагировала, - устала отвечать. А когда отреагировала, сама долго не могла понять «стойта»: вокруг всё зелено, да и деревья в основном хвойные возле водохранилища растут, а листочек - желтенький! Сама обрадовалась, как дитя, - потащила Лельку «поближе посмотреть»… вот так вот моя глазастая доча спасла семью от экономического кризиса: оказалось, что это наши же собственные продуктовые талоны, утерянные позавчера.
Эпизод пятый: «...скрипя колесами, тихонько катится навстречу осени…»
В процессе «гуляния за молоком» видели живую лошадь. Даже две: впряженные в самобытно-неописуемые транспортные средства сельскохозяйственного назначения. «Стойта-а-а» - прозвучало врастяжку, чуть ли не басом: Лелька даже ручки раскинула во всю необъятную ширину непонятных предметов, прицепленных к «ласаке». Первым «возком» управлял колоритный небритый мужик: в растянутой майке, лоснящейся кепочке «а ля Ильич» и с «беломориной» на губе: «стойта?» - «дядя едет, везет коровке корм». Удовлетворенно кивнув, Лелька переключилась на второе транспортное средство. Я тоже. И – обалдела, увидев «за рулем» рыжую-рыжую девчонку лет пятнадцати: в ковбойской клетчатой рубашке, лохматая, с какими-то соломинками в волосах, в глазах – чертики, а на носу щедро рассыпаны «конопушки». И, на очередное требовательное «стойта», как-то само по себе вырвалось: «лето уезжает». «Ета тпру-тпру, ета тпру-тпру» - запрыгала Лелька, переведя понравившуюся фразу на свой «птичий язык» и тут…
Эпизод шестой: «...но, укатилось прочь, сорвавшись, колесо…»
…и тут со стороны первого «возка» прозвучало нечто, что при переводе на общеупотребимый русский язык, с большой натяжкой можно было бы перевести как «итить-раститить твою дивизию». «Стойта?» - стазу отреагировала Лелька. «Колесико у дяди отвалилось. Дядя тележку починит и дальше поедет», - но все мои усилия что-либо объяснить остались незамеченными: сосредоточенно, Лелька пыталась выговорить один из фрагментов того самого цветастого «раститить» и ей было уже не до меня. («Лять!» - гордо похвасталась она мне своими успехами на данном поприще минут пятнадцать спустя, когда мы уже подходили к нашему подъезду. «И чему только детей учат, как не стыдно!» - возмущенно резюмировала «кумушка» со скамейки и демонстративно отвернулась)…
Эпизод седьмой: «еще до осени четырнадцать часов»
Пообедав, Лелька согласилась уложить спать плюшевую лошадку и в процессе «уложилась» сама.
А я, - наконец-то сварила себе кофе, открыла на кухне окно и умостилась с книжкой на подоконник…

ЧАСТЬ 2. Комментарии из другого прошлого: по горячим следам (1991, ежедневник).
«…сложился какой-то «лошадиный день»: с утра вкалывала, как лошадь, приводя в порядок двухкомнатное гнездо, потом отмывала оранжевый фломастер с двери в прихожей, где Лельке приспичило изобразить свою очередную «ласаку» и еще двух «ласакаф» видели, когда гуляли…
…попали под дождик из садового шланга: было здорово! Хотелось прыгать на одной ножке и капельки ловить на язык… правда, тетки со двора все настроение сразу испортили… ну, да ладно…
…во дворе видели совсем осенний лист каштана в траве: Лельку не впечатлило, а я на него обиделась, - зачем он раньше времени с дерева спрыгнул, если у меня еще целый день лета впереди?
А уходящее лето сегодня мимо в повозке проехало, - рыжее-рыжее, совсем как настоящее!...
…видели бумажный кораблик без хозяина, кормили с мостика уток, нашли в лесу гриб с инево-синей шляпкой, смешную шишку и собственные продуктовые талоны, которые потерялись позавчера…
И еще один из осколков картинки этого дня: солнце. Очень яркое, но не жгучее, - мягкое и пушистое...
Ветер-подросток: "по взрослому" прохладный, но тёплый и ласковый, доверчивый, как малыш... 31 августа.
Мальчишки со школьной линейки возвращаются: мелкие, класс четвертый-пятый... из открытого окна подслушала диалог:
(первый, - опустив голову, вяло поддавая коленкой новенький портфель):
- Вот и всё... теперь всего четырнадцать часов до осени осталось, - я посчитал... четырнадцать часов, - и опять целый год эта тоска...
(второй, - кидает портфель на скамейку и пытается в прыжке дотянуться ладошкой до нижней ветки ближайшего каштана):
- Ого!!! До осени еще целых четырнадцать часов!!! Это круто!!! Мы с тобой СТОЛЬКО еще этим летом наворотить успеем!!!

Эпилог
И, как раз на этой патетической ноте, «золотой ребенок Леля» пробормотала во сне: «ето тпру-тпру»…

PS
1. Ну, а дальше мы знать не вправе…(с) А. Вознесенский
2. Когда б вы знали, из какого сора…(с) А. Ахматова

текст


 

ЧТО ТАКОЕ ТРАВА?

вверх

Период «второй великой депрессии» ознаменовался циклом песен «Совершенно летний век», (который, благодаря спонтанно возникшей однажды сольной программе, в свое время был больше известен, как «Сны, которые возвращаются» или «Что такое трава», - по названию одной из ключевых песен проекта)…
Лирическое отступление:
Несколько слов о проекте: «…сны, сны, сны… веселые, кошмарные, никакие и необыкновенные. Сны, навязчиво повторяющиеся и сны с продолжениями, сны о несуществующем прошлом и о возможных (и не возможных… хотя, - кто их знает…) вариантах будущего… Сны о нынешней реальности, глазами существа, абсолютно чуждого ей…. Сны, которые возвращаются…» (1991, ежедневник).
И действительно: в проекте ни одного придуманного сюжета, - только приснившиеся…
(конец лирического отступления)
Ну, так вот, - «что такое трава»?
У-у-ух, как (опять же, - в свое время) «косили лиловым глазом» и криво ухмылялись те, кто в силу собственной эмоционально-интеллектуальной недостаточности, пытался выжать из названия и текста этой песни тот смысл, которого там никогда не было. (Да и быть не могло, по причине крайне инфантильного, на тот период, восприятия автором окружающей действительности)…
Лирическое отступление:
Основные приметы детской наивности и непосредственности, несколько позже, были описаны строкой «так гениальна и мила в свои «почти семь с половиной»…»: со временем, количество прожитых лет перестало укладываться в ритмический рисунок строфы, - в остальном же, приметы инфантильности мироощущения остались неизменными… Инфантильность мироощущения? Мммм… ну, - не знаю, не знаю… «абсолютное доверие людям и написанным текстам; искреннее и неистовое служение «великим идеям»; «жаление» без разбора всех, кто, как тебе кажется, в этом нуждается (и - особенно! - тех, кто этим твоим «пунктиком» умело и бессовестно пользуется). А еще – постоянное пребывание в уверенности, что «плохих людей не бывает». И при этом – искренняя щенячья радость от «просто бытия» и столь же искреннее горе по любому, даже самому незначительному (при взгляде со стороны) поводу…» (1998, ежедневник)
(конец лирического отступления)
…Ежели отделить-таки «зерна от плевел», то сюжет данной песенки гениально мил в своей банальности: человек видит во сне нечто, чему в той реальности, в которой он существует, определений нет. Но эти определения есть во сне: «солнце, трава, небо, птица». И человек, просыпаясь в собственной реальности, пытается расшифровать свой странный сон, оперируя привычными ему образами. Оказывается, что понятие неба ему знакомо (правда, это какое-то совсем другое небо). С «солнцем» тоже все понятно, - это «ласковый свет Большой Неоновой Лампы». И вполне реальную мразь, которая летает по вполне реальному небу, тоже можно принять за птицу. Вот только «что такое трава?» - «ты не узнаешь…», - т.к., в субъективной реальности персонажа ничего похожего на эту «зеленую грязь» не бывает.
В общем, - «моно-диалог» персонажа с неким условным представителем местного населения «в Городе Под Землей…», в процессе которого – трижды банальное описание самого города и образа жизни его жителей.
Но сюжет здесь примитивен не сам по себе, - он определен гипербанальностью идеи: прав не тот, кто говорит правду, а те, кого большинство. И если тебе комфортно «в напрасном строю безликих», то - «ты не узнаешь, что такое трава»…
Но, к сожалению, если для меня и моего окружения «трава» (и по тексту данной песни и вообще) – это значит «луговая зелень» и ассоциируется с весенне-летним периодом года, то для многих искателей скрытого смысла, «трава», - почему-то прочлась в контексте данной песенки, как «курить». Соответственно, все авторские «смыслоидеи» путем подобного массового «перескудомыслия» сразу же были спущены «доброжелателями» в отхожее место и поэтому песня с 1993 года на широкую аудиторию не исполнялась, т.к. в «продвинуто-андеграундном» прочтении стала чуть ли не гимном для узкого круга минчан, находящихся в той или иной степени наркозависимости.
Лирическое завершение (искателям тайного смысла посвящается):
Итак, - «что такое трава»?
Трава - не принадлежащее ни к деревьям, ни к кустарникам (или полукустарникам) однолетнее или многолетнее растение с тонким зеленым стеблем.
(толковый словарь русского языка Ушакова)
Трава (Исайи LI, 12). Это слово нередко прилагается в Свящ. Писании вообще ко всякой зелени (Исайи XV, 6), хотя и есть различие между овощами и зеленью, употребляемой в пищу главным образом скотом и животными (Псал. ХIII, 14)…
(Библейская энциклопедия)
Так вот: остановимся на том, что «трава» - это «однолетнее или многолетнее растение с тонким зеленым стеблем, употребляемая в пищу главным образом, скотом и животными». А вот теперь, - все желающие - на поиски «сверхсмыслов»!
;)


PS
Тот, кто носит медный щит, тот имеет медный лоб. На месте сокола сидит филин. О, джинны*, вы ищите там, где не прятали, поцелуйте за это под хвост моего ишака!
* Арабское слово «джинн» означает «злой дух». В узбекском языке имеется слово «джины», означающее буквально – «одержимый злым духом». Употребляется в смысле «бесноватый», «сумасшедший», «помешанный», «полоумный» и, наконец, просто «дурак».
(с) Л. Соловьев, «Возмутитель спокойствия».

 текст

 

главная страница